8 (916)579 60 03
https://www.facebook.com/shelter.trophy2015/
URI4.RU

Карелия Deep Inside. Как это было.

 

Справочная информация об участниках мероприятия, нитке маршрута, планируемых к осмотру достопримечательностях и масса полезной информации тут

Ну что сказать. Все получилось. Может быть, чего-то было больше, а чего-то меньше желаемого. Но все было, как мы и хотели. Теперь будем ждать еще год, чтобы снова окунуться в это захватывающее приключение под названием «Карелия Deep Inside».

Идя навстречу многочисленным пожеланиям участников экспедиции, я буду писать отчет в максимально информативном варианте. С большим количеством фотографий и цифр (чего я категорически не люблю) и минимумом лирики. Мне вообще крайне мешают фотографии в тексте. Свой фирменный «поток сознания» я напишу позже. Пусть слегка уляжется во мне этот бешеный адреналин поездки и четче всплывут все самые яркие моменты приключения. Да и 2000 фотографий и 90 гигабайт отснятого видео тоже надо куда-то пристроить. Вот и буду вам все это готовить.

Так что устраивайтесь поудобнее, берите пиво и попкорн. Полет будет долгим и непредсказуемым. Кушайте и наслаждайтесь.

Ведь было хорошо...

 День первый

Подольск – Москва – Сергиев Посад – Углич – Рыбинск – Череповец – Кириллов

Кирилловский монастырь.

Ночевка в гостинице «Русь»

    В конце концов, сборы заканчиваются. Все равно, все купить невозможно, ничего не забыть тоже маловероятно, так чего зря время терять? Как всегда, на момент старта экспедиции личный состав несет большие потери. Кто-то хочет заработать все деньги мира, у кого-то бабушка не забирает внука. Кто-то просто потерялся в мечтах. Короче, на старт выходят два пикапа и пятеро смелых. В том числе моя жена – единственная дама в экспедиции и бессменный пиар-менеджер по интернет продвижению нас в массы.

   Как мы видим, машины еще блестят, в глазах – жажда приключений и вера в команду и интернет еще работает.

   То ли еще будет…

   Бодренько пролетаем пустой МКАД, подсаживаем живущего в Люберцах нашего основного фотокорра Кирилла.

   Видеть мы будем мир в основном его глазами. И глазами моей супруги. Чьих глаз больше – еще не решил. Далее – обычный наш путь на Рыбинку. Красоты Сергиева Посада и Углича остаются нами невостребованные, по причине многократного востребования ранее. По-простому – видели мы их уже сто раз. А вот дальше начинается земля неведомая. Состояние дорожного полотна – в принципе сносное для двух подготовленных для бездорожья пикапов, но вот как там люди на легковушках летают свыше сотни км/ч – сие мне неведомо. Но летают. Дорога обрамлена весьма живописными сосновыми  и березовыми лесами, есть на что посмотреть глазу, но постоянно отвлекают или ямы, или местные легковушки. Расслабиться невозможно. Ну и не буду. Рыбинск встречает нас рядом хардкорно-живописных зданий в руинах,

и весьма комфортным мостом через Волгу.

На другом берегу – шикарный вид на храмовый ансамбль и реку.

   А вот после, собственно дорога, заканчивается. Я бы даже сказал – заканчивается Москва и начинается Россия.

   Дорога превращается в агрессивную мозготряску. Каждый поворот норовит подбросить под колеса яму поглубже и наличие асфальта на тракте ситуацию только ухудшает. На тяжелогруженых машинах, участок Рыбинск – Череповец проходится на скорости 70-80 км/ч и возникает настойчивое желание в следующий раз таки ехать через Ярославль и Вологду. Правда, там на 200 км дальше. Но вдруг лучше? Вообще-то, проезд Рыбинск-Череповец нами был предпринят с целью выяснить, есть ли приличные съезды на берег Рыбинского водохранилища для организации стоянок с палатками. Выяснили. Есть и много, особенно ближе к Череповцу. Но, как я уже говорил, состояние дорожного покрытия не вызывает желания проехать по нему еще раз. Так что, пока на правый берег Рыбинки мы ездить не будем.

 

Череповец, по сравнению с Рыбинском – большой промышленный город.

  Интереса для нас не представлял. Разве что веселило постоянно меняющее цвет небо. В зависимости от выбросов из труб. Интересно, а под таким небом меняющие цвет жители скоро заведутся? Экология там весьма причудлива, думается мне.

  Перегон Череповец-Кириллов по состоянию дороги значительно лучше.

   Прям вообще хороший, по Российским меркам. В Кириллов приезжаем в 16 часов. Если приехать не по основной дороге , а свернуть на проселок за 3 км до основного поворота, выезжаешь на шикарное место для фотосъемки с видом на монастырь и озеро.

 

   Гостиница под оригинальным названием «Русь» (а вы знаете, что практически во всех посещаемых нами городах, есть гостиница «Русь» и все эти гостиницы в весьма ободранном состоянии? Эдакая иллюстрация состояния Руси через призму гостиничной сети). Встречает нас неохраняемой стоянкой (да что вы, у нас город спокойный, никогда ничего с машин не откручивали) и обшарпанными, но вполне приемлемыми номерами. Бедненько, но чистенько. 4 с минусом.

Все городские достопримечательности – в шаговой доступности. Стоимость двухместного номера «люкс» (а чтоб вы знали, здесь и в дальнейшем, номером люкс называется номер с туалетом и душевой, с горячей водой внутри номера, а не на этаже) стоит 2300 рублей плюс 530 рублей за услугу бронирования из Москвы. В стоимость включен завтрак (так себе, но пару бутеров с ветчиной и омлет выдают). Если бы мы просто попросили номера – было бы дешевле. Гостиница кстати, полупустая. Но, мы люди пугливые, и номер заказали заранее. Правда, об этом можно было просто умолчать, но мы – люди еще и честные. Никаких предоплат и сканов паспортов с нас при бронировании все равно не брали. Короче, заселяемся, выясняем, что точки общепита тут работают до 23 нуль-нуль, а потом – травку кушайте. Принимаем к сведению и топаем по достопримечательностям. Их там, в принципе, одна – монастырь.

   На площади перед входом – торговля всякого рода сувенирами. И будка с билетами. Выясняем, что все достопримечательности внутри стен имеют свою цену. И что монастырь работает до 18 часов.

   А достопримечательностей там много.

   И все – по 200 рублей с носу. Лувр, чо. Понимаем, что весь культурный пласт нами охвачен быть не может по причине душевной бедности и 30 минут времени на восстановление ея. Посему решаем посетить один из соборов (настоящие фрески и все хорошо сохранились – идите, не пожалеете) и крепостные стены (ой, ребятушки, там такой вид со стен – ууу!) по рекомендации бабули билетерши. Рекомендации даются с потрясающе-окающим вологодским говором, чем наша компания так-то и заражается сразу.

   Как следствие, выясняется, билеты можно покупать непосредственно на входе на каждый культурный оазис. Правда, некоторые стражи оазисов не сильно довольны, что их заставляют работать в рабочее время. По территории шастают рабочие в испачканных побелкой комбезах на голое тело и толстые монахи – монастырь-то работающий.

   Недавно здесь происходил косплей-экшн под названием «Реконструкция Кирилло-Белоозерской осады».

О чем постоянно напоминают лезущие в кадр пушки из картона и сцена для последующей за баталиями дискотеки. Атмосферу рушат напрочь.

 

Но сам монастырь – весьма достойное, и бережно реставрируемое образование. Сначала нами были осмотрены стены крепостные (70 рублей с носа за посещение реликвии), живо напоминающие декорации к фильму «Иван Васильевич меняет профессию».

   Качественную оценку строению давать не буду – стены. Кирпичные. Толстые. Со следами граффити от тупых потомков. Внушают. Погулять минут двадцать интересно.

Далее идем по территории.

 

Вскоре выясняем, что кроме новой территории, есть еще и старая, более древняя и более густозаселенная монахами и храмами. Туда и инфильтруемся, несмотря на пугающие знаки и неодобрительные взгляды местных бабулек.

 

 

и достигаем еще одной оплаченной точки культурного насыщения – Успенского собора.

    Я намеренно не делаю километровых перепечаток из энциклопедий об истории и культурном предназначении той или иной достопримечательности. Если есть желание – почитайте. Я буду делиться только своими субъективными ощущениями и переживаниями от пребывания и погружения. У меня этих эмоций и так вагон – пусть энциклопедии подвинутся.

    В собор нас таки пускают, но бубнят о позднем времени и возможности фотографировать за 200 рублей с носа. Кстати, подойти ко входу – тот еще квест – все перерыто некими траншеями и завалено строительным мусором. Что-то реставрируют.

Внутри собор частично отреставрирован

 

А частично – в первозданном состоянии.

 

   По моим ощущениям, или реставраторы не прониклись глубиной происходящего, или в древних иконописцах действительно тлела искра Божья. Вновь отреставрированное выглядит красочно и лубочно. Но не одухотворенно. Впечатление усугубляют две зорких бабушки, следующие неотступно, и все время бубнящие себе под нос о временах и нравах. Наверно боялись факта осквернения стен святых, посредством ковыряния пальцем. Бабушек мы разочаровали, икон со стен не воровали и даже говорили полушепотом, что для людей наших пропорций и взглядов крайне не характерно. На просьбу провести минимальный экскурс в историю храма было заявлено, что они не экскурсоводы и вообще, экскурсию заказывать надо, а для таких мелких групп они не работают.

Так и остались культурно бедными людьми.

   Это вам еще виды монастырской территории. Храмы, захоронения богатых купцов, кельи, звонницы и прочие руины. Просьбы просветить нас, хоть минимально, встречались бегством всех вопрошаемых.

   Окончательно потеряв надежду на духовное вознесение, монастырь мы покинули. Внесли посильную лепту в процесс обогащения торговцев сувенирами (100 руб. за магнитик) и вызвав нездоровый интерес у местной синей интеллигенции, которая, обдавая парами аутентичного перегара, наперебой интересовалась, понравились ли нам «достопримечательности» (слово какое длинное заучили) и клянчили 50 рублей на «уехать никак не можем, поможите». Мы резонно заметили, что по возникновении финансов отъезд из данного замечательного места еще более затянется, и отбыли смотреть следующую путевую точку. Музей краеведческого и иного толка в округе обнаружен не был, а который был, не работал. Раздражало, но мы терпели и не роптали.

   Следующее интересное место Кириллова…

  Гора Маура.

  Место это удалено от Кириллова на 7 км по разбитому асфальту и представляет собой слияние двух интересностей. Во-первых, то, что написано на аншлаге про растения и их сочетание. А во-вторых, наличием камня с предположительным следом преподобного Кирилла (или Ферапонта), обладающего невыясненными, но наверняка чудесными свойствами, и объединенной часовни обоих святых, в непосредственной близости от своего (но чьего - до конца непонятно) следа.

  Подъехать теперь можно к лестнице наверх на гору. Раньше пару километров надо было идти лугами и горами.

Валун действительно большой, ямка действительно напоминает чей-то след.

 

Часовня весьма в ветхом состоянии, но чувствуется, что активно посещается. При желании, можно забраться под самый купол, но обратный спуск у одного из экспедиционеров окончился грохотопадением по провалившимся ступеням. Но с крыши - классный вид на монастырь и озеро, хоть и на грани видимости.

 

Внутри много записочек с просьбами и пожеланиями и просто иконок.

И нет зорких бабушек. Место может быть и не чудодейственное, но очень душевное и живое. После пыльного ремонта и косых взглядов монастыря тут отдыхаешь.

 

 

  Прислонились к камню, кто чем мог, оставили записочку и монетку.

  И поехали в гостиницу, ибо день уж клонился к закату.

  Горячий душ после суматошных сборов предыдущего дня, 650 км убитых российских дорог и марш броска за культурной пищей, был очень кстати. Посетили местный пригостиничный ресторан. Заявленный wi-fi наличествовал, но постоянно зависал. Обслуживался ресторан одной девушкой пионерского возраста и кем-то еще в кухне. Девушка была и за бармена, и за хостеса, и за официанта, и за повара. Учитывая, что гостиница была не только полупустая, но и полуполная, а питаться более в округе после 21 вечера особо негде, девочке только что крылья отрастить осталось. Народа сидело человек так с 20, и всех обслужить она в принципе не могла. Нас спасло только прибытие во главе страждущих и более активная жизненная позиция. В результате – пара советов. Не берите разливного пива – оно слито со всех столов в один бокал. Не берите виски – оно вообще ни на что не похоже. В остальном, кормят прилично с уклоном в сторону вкусно, пиво (бутылочное) холодное, интернет добросовестно перезагружают, пусть и 20 раз за ужин. Девочка старалась. Сумма счета на 5 голодных человек с алкоголем – 1500 рублей с чаевыми. Клюквенный морс так и вообще вкусный – рекомендую.

  В целом резюме – монастырь – не внушает. Может быть остатками декораций, может быть активной стройкой, может быть недружелюбностью местного персонала.

  Гора Маура – рекомендую. Очень душевно и бесплатно.

  Гостиница «Русь» и одноименный ресторан – твердая провинциальная четверка. Для ночевки транзитом – вполне. В номерах чисто, вода горячая. Кормят прилично.

День второй

Кириллов – Белозерск – Вытегра – Каршево – Бесов нос.

  Энтузиазма после вчерашнего дня у нас было в избытке. Выехали в 9 утра после завтрака. Впереди ждал Белозерск со своим кремлем, Онежское озеро и внедорожный участок на Бесов нос с призом в виде петроглифов в конце квеста.

Из Кириллова в Белозерск ведет грейдер

и паром через Шексну

С паромом нам повезло – прибыли как раз к оправлению. Паром – бесплатный. Грейдер вполне гладкий, колеса не сдували. Пыльно только. Нас видела лисица. Мы ее видели не всю – пыльно же, говорю.

Прибыли в город Белозерск в начале одиннадцатого.

Город маленький и бедненький.

Озеро наоборот, огромное и величественное. Шедший по нему круизный многопалубник вы на фотографиях и не заметите. Тому, кто заметит – конфетка в студии.

Опять же, смотрим кремль. Он обнесен рвом и валом, по которому мы и совершили раундтрип вокруг комплекса строений.

  На территории кремля – действующий педагогический колледж и детский сад. В целом – весьма жизнеутверждающее и ни разу не пафосное место. Единственное, что опять портило картину – все музеи были закрыты или переехали по невыясненным адресам. Начинала складываться нездоровая традиция.

  Барышня, торгующая магнитиками, настойчиво пропиарила нам музей белозерского лодкостроения и деревянного творчества. Вход 50 рублей с носа, находится в 100 метрах от кремля. Содержит музей идейный вдохновитель, он же потомственный лодкозодчий. В одном лице. Но очень бодрый дядя. Предмет знает, рассказывал много и красочно. Получили удовольствие.

Узнали, как строить и как пользоваться чунями

душегубкой

Чунями одностволовыми

И белозерской баркой его собственного строения

Кроме всего прочего, мужчина собрал под одной крышей множество предметов деревенского традиционного белозерского деревянного обихода, что нам и продемонстрировал, с объяснением функционала каждого девайса.

Правда, потом признался, что в основном искал «Максимы» и «трехлинейки», а получился вот такой музей.

Еще мужчина дал один, на мой взгляд, всеобъемлюще характеризующий все проблемы среднерусской возвышенности, ответ. На вопрос: «А чем сейчас живет Белозерск?», мужчина не задумываясь выдал: «Ленью». А потом подумал и добавил:  «И воруют». Так что к классической оценке 21 века добавилась еще и Лень. Причем, превзошла воровство.

Музей интересный и душевный, дяденька старается изо всех сил. Пусть ему будет удача в его нелегком начинании. Рекомендую к посещению.

Пообедали в местном кафе.

Меню куцее, готовят в микроволновке, сумма счета на нос – 250 рублей без пива. Но впереди была неизвестность, поэтому не привередничали и покушали. Вообще Белозерск, по воим ощущщения, место, к приему туристов не особо подготовленное. Они там не знают, что с нами, туристами, делать.

Заправки, кстати, и брендовые и местные, встречались нам на протяжении всего маршрута, поэтому никакого смысла расписывать их местоположение и тащить с собой запас бензина, я не вижу. Проблем с бензином нет. Правда, по приезду, даже на всеядном Аваланче пришлось полностью промывать топливную систему для восстановления тяги. Хотя заправлялись только на брендовых заправках. А с наличием бензина – проблем нет. В среднем, раз на сотню км вы приличную заправку таки встретите.

Перегон до Вытегры идет по вполне приличному асфальту. Средняя скорость – около 100 км/ч. Правда ему предшествует еще один паром через Шексну и участок грейдера до Липина Бора. Но вполне в приличном состоянии. Отправление парома – в начале каждого часа. Паром – бесплатный.

Сама Вытегра и участок дороги перед ней около 15 км – в активном ремонте. Состояние дорог – ужасающее. Машина стонет и матерится. Дорога идет вдоль Волго-Балтийского канала. Его временами видно и можно наслаждаться имперским монументализмом шлюзов.

После Вытегры ситуация с асфальтом резко улучшается. Да, заправка в Вытегре приличная, Лукойл, но в 3 км от основного пути, за шлюзом. Навигатор находит. По самому маршруту толковых заправок нет до самого Каршево.

Въезжаем в республику Карелию.

Дорога еще хорошая, настроение – приподнятое и ждем наконец-то настоящих мужских приключений.

Заворачиваем с дороги на Каршево. Деревня пестрит объявлениями типа «Отвезу на Бесов нос» (на моторной лодке), «Провожу на Бесов Нос» (на машине), ну, и всякого рода объявлениями о сдаче внаем жилья. Для менее стойких духом. Ну с чем, с чем, а с духом у нас все в порядке. Первые 4 км по лесу – обычная прогулка. Даже непонятно, чем тут всех пугают?

А чем пугают, становится понятно за очередным поворотом. Встречает нас вот такой мостик.

Сами понимаете, на трехтонном пикапе на подобные конструкции заезжать ну очень не хочется. Но душа жаждет приключения, а к подобного рода строительству мостов мы подготовлены. И начинается восстановление моста с помощью подручных бревен, шпал и строительных скоб. Скобы мы привезли с собой. Готовились, чо.

После чего мостик приобретает слегка доработанный вид, и я решаюсь на его преодоление.

Сказать, что страшно – вообще ничего не сказать. Конструкция трещит под колесами и явственно дышит. Едем просто по сантиметру.

А сантиметров в этом мосту много. А нервов у меня – ограниченный запас. Передними колесами я ощущаю твердую землю года через полтора. После моего подвига наша Наварра и примкнувший к нам Л200 мост перелетают, как на крыльях. Л200 не укомплектован лебедкой, поэтому, чтобы пройти этот маршрут, садится нам на хвост. Без лебедки там можно проехать только при большой удаче.

Колеса мы не травили по причине больших и глубоких лесовозных колей и огромного риска разбортировать колесо (чем народ, сдувший колеса, в большом количестве и занимался).Вообще, колеса, если травить, то до  минимум полуатмосферы. Что, может быть, и эффективно, но я этого эффекта не почувствовал. На надутых до полутора атмосфер шинах ехать гораздо комфортнее.

Далее несколько сот метров обычной лесной дороги (тут мы уже начали расстояние измерять в метрах, но настроение еще приподнятое, после первого удачно взятого препятствия).

Общая протяженность маршрута – 17000 метров.

Дальше начинается мокро. Для начала – лужа на болоте.

Объехать нельзя, до деревьев – метров 40. Тросы на лебедках – 30 метров. Вынимаем удлинители. Глубина, как мы видим, по бедро взрослого человека и дно топкое. Но, по краям – еще более топкое моховое болото. Черники кстати много. Её там вообще много.

Первой ныряет Наварра. Мне сказали, что я там своими колесам все распашу.

Проезжает с треть лужи и садится. Ожидаемо. Разматываем лебедку.

И с помощью лебедки и двух тягловых мужиков, в принципе без проблем, вытягиваем машину на сухую землю.

Далее еду я. У меня дорожный просвет поболее, поэтому набираю скорость и ныряю поглубже.

И, к своему удивлению, швыряясь грязью, вылетаю на другой берег. Ваще не ожидал. Клиренс решает.

По моему примеру Л200 тоже берет разбег побольше и ныряет.

Но, несмотря на сдутые колеса, садится даже раньше Наварры. Цепляем его лебедкой с удлинителями. И вытаскиваем.

А дальше начинается бесконечная череда луж и грязи.

Весьма глубоких и весьма топких. Где-то я еду на клиренсе, остальные ползут краями, где-то продергиваемся на лебедках. На одной из луж лебедка сносит Л200 юбку бампера.

Вокруг – непуганная природа. Грибы растут прямо по колее.

Лес становится все более суровым, но бензопилы пока справляются.

На дороге встречается пробка. Навстречу едет внедорожный клуб. Рассказывают, что нырнули в лужицу, Гранд Чероки ушел по крышу, теперь у него пропала зарядка и исчезло давление масла. Его периодически подзаряжают и едут дальше.

Кое-как разъезжаемся, и продолжаем движение.

Дальше была драма. В совершенно непримечательной лужице я сажусь на брюхо.

Мало того, что сажусь, еще и упираюсь мордой в совершенно отвесный склон. Глубиной как раз по крышу Гранд чероки.

Разматываем лебедку, но она не справляется даже через блок. Грязь вокруг по консистенции и степени подлости напоминает цемент.

Подкладывание досок и подтягивание хайджеком за колеса эффект конечно приносит, но до полного вызволения машины еще далеко.

Решаем объехать Наваррой по лесу и подцепить меня еще и его лебедкой. И тут случается вторая драма. Уж не знаю обо что, но Наварра сначала режет в двух местах переднее колесо, потом срывает сосок на заднем, и под шипение травящего воздуха, ложится на брюхо. Со слезами на глазах цепляем Наварру её лебедкой и тащим машину без колес одной лебедкой.Хотя, скажу я вам, в колеях там чего только не лежит. И оборванные карданы, и куски защит, и бампера (фрагментарно), и прочие невыясненные железки. Все покрытно толстым слоем трансмиссионного (или моторного - на вкус не пробовал) масла.

На относительно ровное место. А там посмотрим. Вытаскиваем, ставим одну запаску. Далее начинается процесс бортирования колеса  методом опускания на него заднего моста Наварры хайджеком

Благо запасной сосок у экипажа Л200 нашелся. Сам же Л200 героически пытается сдернуть меня назад. Сначала рвет один удлинитель, потом пытается выдернуть меня динамической стропой.

Результат предсказуем – стропа обрывает буксировочный крюк на Л200 и он, весело посвистывая, пролетает аккурат у меня мимо уха. И скрывается в елках. После этого мы сосредоточились на реанимации Наварры. Благо компрессор колесо смог забортировать в обратную сторону и увлекательный эксперимент по бортированию колеса взрывом мы благополучно избежали.

В конце концов, ставим запаску (шоссейную), разворачиваем Наварру ко мне мордой, привязываем ее бамперов к сосне (чтоб не сбежала) и тянем двумя лебедками. Почему у нас из Наварры не получился лимузин - до сих пор неясно - стонала она, как живая.

И, о чудо, машины снова на твердом грунте!

Это увлекательное происшествие заняло у нас 5 часов времени. Проехали мы к этому времени 14 км и впереди были еще 3. Или четыре. Там все так относительно. В полной темноте карельской тайги. А еще нам в конце обещали мостик с бродиком.

Но, видимо лимит испытаний в тот день нами был выпит до дна. Отрывочно запомнились лужи, елки, падающие на машину, скалы, по которым мы ползли, закрыв глаза, мостик (на деле, оказавшийся вполне себе хорошо отремонтированным предыдущей группой, и представляющий сложность только узостью и геометрией съезда-выезда). В фотоаппаратах сели батарейки, силы кончились еще раньше. Дальше мы ползли только на вредности и ослином упрямстве. Уже был слышен шум волн Онеги. Уже светилось впереди небо над озером.

Причем ночь, в лесу темная и неприветливая, по выезду на берег сменилась вполне себе рассветными сумерками.

И, наконец, в 2 часа ночи мы таки сделали это. Общее время в пути – 10 часов.

И выкатились на прибрежный песок.

Тут встала еще одна ожидаемая, но от этого не менее сложная проблема.

Фиг  вам, а не место для стоянки называется. Народа в это культовое место приезжает достаточно. И как мы, на машинах, и на байдарках-катамаранах и просто приходят пешком. В результате, места, пригодные для стоянки, заняты почти повсеместно. Да и немного там мест, пригодных для подъезда машиной. Плюс ко всему, стоянка на берегу была невозможна по причине злобствующих поборников экологии в лице двух граждан и одной моторки. Они размахивали бумажками, переписывали номера и грозились «все поштрафовать на писят тыщ». В результате метаний по берегу, одно место мы таки нашли. Номера открутили и показали поборникам неприличный жест. Те пообещали вернуться с милицией. Были посланы.

В принципе, отсюда нас бы и вся советская армия уже бы не сдвинула. Колесо на Наварре, едущее последний час только на компрессоре (хреново мы его перебортировали в грязище-то), благополучно сдулось. Мы решили, что это знак, и незамедлительно выставили палатки.

Илья (который не я) выполнил свое торжественное обещание распить бутылочку отличного «Чиваса» по выезду на Бесов нос. Чем мы и были заняты последующие пару часов. «Чивас» был очень приличный. Сна вообще не было. Была некая параллельность существования. Вроде, как тело уже не с тобой. Оно уже не шевелится и по всем признакам спит. Но, на другом плане бытия, оно веселится и брызжет эмоциями.

Но на фотографиях – вроде бы пустынно. Из чего был сделан вывод, что фотоаппарат находился на третьем плане бытия. Или вообще шлялся не пойми где.

А потом все куда-то делось. И случились три часа следущего дня. Промежуток между ними – неизвестен.

День третий.

С этого момента мы поняли, сколь глупо планирование экспедиций в таких условиях. Все наши дальнейшие перемещения безжалостно корректировались обстоятельствами неодолимой силы.

Третий день мы посвятили прогулке на Бесов нос и осмотру  петроглифов (кто не знает, что это такое – в энциклопедию).

Проезд на сам Бесов нос если и возможен, то сопряжен с полномасштабным строительством дорог ротой стройбата. На мыс ведет узенькая тропка, петляющая между огромными валунами и перепрыгивающая через вековой бурелом.

Я пошел по прибрежным скалам и нашел Беса.

Остальные пошли верхом, польстившись на гигантских размеров чернику и еще один артефакт – маяк.

Сверху спуск от маяка на плиты с петроглифами по устрашающего размера гранитным плитам.

И наконец – дошли.

Надо сказать, что от хрестоматийных интернет-изображений плита отличается. Волны Онежского озера выгрызли изрядный кусок гранита. Поэтому, ног у Беса практически нет. И, если тенденция сохранится, вскоре, возможно, вода победит камень. И, простояв свыше 5-и тысяч лет, это изображение наконец уступит сцену жизни. Но, само осознание того, что рядом с тобой творение рук человеческих, старше египетских пирамид и великой китайской стены вместе взятых, наполняет душу трепетом. Причем творение не иноземное, а твое, родное.

Описание этого самого большого из известных петроглифов достаточно часто встречается в сети. Повторять его я не буду. Мы нашли все известные фигуры. И Беса, и Выдру, и Сома, и Гадов и Ящерицу (тоже частично обрушенную волнами) и множество других изображений и сцен жизни. Монахи Муромского монастыря ничего не смогли сотворить Бесу, выбив поверх него православный крест. История уже и не помнит тех монахов, а на развалины монастыря лишь изредка наведываются джиперские экспедиции. А Бес – стоит. И почему Бес? Симпатичное такое антропоморфное изображение.

Позднее (сильно позднее) монахи Муромского монастыря, дабы обессилить языческое изображение, выбили поверх Беса православный крест. Крест особо сильно не помог - паломничество все равно продолжается. И, еще раз, парню на фото - больше пяти тысяч лет.

 

Выполнили все положенные манипуляции. Выпили с Бесом, оставили ему монетку и закусь. По очереди «дали пять» в подставленную каменную ладонь.

Обратно шли, слегка ошарашенные масштабом увиденного. И Онежская природа добавляла своей лепоты.

Вечером – коллективно любовались белыми ночами и закатом на Онеге. Пили. Пели. Плясали. Мешали жить любителям тишины. Собирали вокруг любителей петь и плясать. Было хорошо.

Если вам интересно - кадры сняты в полпервого ночи. Очень светло там.

День четвертый

Четвертый день вернул нас на землю. Надо было сделать два колеса, а до ближайшего населенного пункта было 20 км по воде. Первое колесо еще раз промыли, еще раз поправили сосок, и оно согласилось нести службу.

Собрали лодку. Протестировали второе колесо. После чего, погрузили больного на лодку и поехали по Онеге в Каршево. Благо озеро было практически спокойным и до устья реки там недалеко.

Речка Черная раньше использовалась для сплава бревен. Поэтому всюду из воды торчат практически невидимые торцы здоровенных лесин. Диаметром до полуметра. Влететь в такое даже на малом ходу – полный привет. Речка достаточно узкая и постоянно петляет. По большому счету, ничем не отличается от любой подобной речки в Московской области. Пока плывем, пытаемся бросать спиннинг. Исправно ловятся мелкие окушки.

Доезжаем до деревни. В конце речка уже совсем узкая. Но нам надо. Вылавливаем местное транспортное средство, которое соглашается отвезти одного из нас в Пудож (34 км) и обратно, и найти шиномонтаж. За 1000 рублей соглашается. Точнее, просил 500, мы дали 1000 за старание.

Через полтора часа неспешной рыбалки, колесо возвращается в лодку. Обратно уже едем в приподнятом настроении.

Дефекты устранены и обратная дорога по бездорожью уже не кажется такой страшной.

На берегу встречаем купальный сезон в разгаре. Смываем с машин песок и грязь и присоединяемся.

А на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы

Встречаем еще одну группу покорителей бездорожья. Они пробивались на мыс с другой стороны. Со стороны поселка Шальский. Выглядят они не в пример чище нас. В результате, мы решаем ехать обратно через Шальский (а какой мост в Каршево, вы помните?), а они – через Каршево (они нас предупредили: «пацаны, там горка и камни»).

Ну, горками и камнями нас тогдашних испугать было невозможно. Да и не знали мы, что это такое. А вот про мост – я еще долго во сне этот треск слышать буду. Не удивлюсь, если в следующем году эта конструкция под одним особо "счастливым" автомобилистом сложится.

Еще немного любуемся красотами и народным творчеством.

И настает…

День пятый.

Самый длинный день в экспедиции.

Мы отправляемся в направлении поселка Шальский. Длина маршрута 26000 метров.

Для начала традиционно фотографируем развалины деревни Бесовоносовка и питаемся шикарной малиной (ее там просто дофига). Я так думаю, частоте фотографирования развалин этих трех домов позавидует любая топ-модель.

И начинаются «Боль и преодоление» часть вторая. Надо сказать, что тут задачи другие. Если в Каршево вы едете на дорожном просвете, то на Шальский – чистая геометрия. Столько раз мое заднее колесо в воздухе не оказывалось никогда. Откренивали двумя мужиками. Причем еще одна сложность этого маршрута в том, что обычно, его проходят в противоположном направлении и все углы атаки, соответственно, для противоположной стороны.

Мы упрямо ломимся дальше. В некоторых ямах моя машина скрывается полностью. Пилим, тащим лебедками, выстилаем камнями, подкладываем бревна.

Временами после особенно гадских камней (а когда я говорю камень, то я имею ввиду скалу размеров с пару наших машин), случаются выезды на берег и мы катим по озеру. Вообще маршрут представляет из себя пляж, подъем на перешеек, пару тройку километров виляния между деревьями и прыжков по камням и снова пляж. Пляж засыпан бревнами и приходится заезжать в озеро на метр глубины. В одном из заездов Наварра хлебает фильтром воды. Гидроудар не случился, но фильтр выгнуло изрядно. Малоприятно ехать среди волн, но скакать по камням – это вообще кошмар. Причем, если дерево можно спилить и расширить проезд, то два гранитных валуна мы расширить не в состоянии. Сколько раз мы пожалели, что не поехали обратно по старой дороге – не сосчитать. А потом впереди мы увидели собственно горку.

Рыхлая песчаная дюна. Заезд – с воды, потому, что предыдущая экспедиция развалила нафиг тонкую полоску прибрежной литорали. Все окрестные деревья безжалостно изрезаны лебедочными тросами. Видно, что место народное и нежно любимое. Причем, обычно народ съезжает с этой горки в воду Онеги. Но мы то иные, чо.

 Сначала дуром пытаемся поднять Наварру.

Дуром – не получается. Более того, на полгоры у Наварры начинает дымить и отказывает лебедка. Мало этого, она угрожающе выпирает из бампера. Бампер выгнут дугой и лебедка уже сантиметров на 5 впереди машины.

Дальше начинаются танцы с бубнами. Сначала идем искать обход. Через пару часов поисков находим чью-то избушку, много брусники, ничейный якорь и много песка. Обхода нет.

Разгружаем обе машины, тянем Наварру через блок моей лебедкой, пытаемся домкратиться, копать и подкладывать доски. Доски тонут в мягком песке, ломаются, но по сантиметру машина начинает выезжать из выкопанной себе своими же колесами могилы. Через час такого перемещения лебедка Наварры остыла и стала нам помогать. Еще через полчаса одна машина была поднята наверх.

Далее, уже наученные опытом, разгружаем меня, выставляем по максимально прямой траектории (в озере волны перекатываются через капот, очень страшно поймать гидроудар) и  я заскакиваю с разгона, насколько могу, не копая колесами. Потом под все колеса подкладываются доски. И я начинаю по сантиметру ехать вверх на лебедке. Любое соскальзывание с доски – стоп и заново подкладываем. Только не копать колесами. За 40 минут поднимаемся на 2/3 подъема

Потом срывается трос на лебедке. На обычном раздолбайстве. Говорил ведь, не надо много сматывать. Да и хватало уже размотанного. Так нет же. Ну и получите еще развлечений.

Привязываем удлинители к дереву и на горе восстанавливаем лебедку. И двумя лебедками втягиваем меня на гору. И в виде бонуса, затаскиваем на себе полтонны груза в песчаную гору. Занавес.

Суммарное время на горе – 6 часов. В этом кошмарном забеге на дюну мне часто казалось, что мое сознание опять двойственно. Одна часть уже не верила в успех. Другая часть (та, что чаще смотрит голливудские фильмы), надеялась на чудесное избавление. Что забавно, это самое чудесное избавление таки наступало. Просто приносил его не парень в трусах поверх штанов, а наши измученные тушки. Что-то в голове переключалось, и мозг начинал преподносить все более и более изощренные варианты спасения. Чем и выстояли.

Как это часто случалось с нами в этом внедорожном забеге, наступила эйфория. Это, наверное, тоже следствие просмотра блокбастеров. Или игры в видеоигры. Кажется, что все. Ты одолел супербосса и теперь осталось просто добежать до выхода. Пьем за подъем пиво, обедаем бутербродами. Время – седьмой час вечера. До финишного пляжа – 3000 метров. После горки нам все остальные препятствия кажутся чем-то игрушечным. Лихо вламываемся в лес. Сначала, расстояние между соснами становится сильно уже. Начинаем пилиться. После пятой сосны (а это – не чахлые посадки средней полосы России, это - полноценные деревья полметра в обхвате), садится цепь. Меняем на запасную. Но вот сил, подорванных на песке, поменять уже не откуда. Проход между деревьями просто минимален.

 К этому времени пороги уже оборваны на обоих машинах, а крылья во вмятинах от хайджеков, падающих при вытаскивании колес из ям.

В очередном игольном ушке меня бросает на сосну. Не вовремя умерший амортизатор добавляет цинизма происходящему, и моя задняя левая дверь перестает быть гломурной и вообще заклинивает намертво. Ну, хоть не вываливается и стекло цело. К этому времени количество испытаний на нервной системе уже превысило все возможные максимумы. Просто очень стыдно перед машиной за свою неуклюжесть. Прошу у нее прощения, она вздыхает, и продолжает грызть камни.

Вскоре обрываем и оставшиеся пороги. Я травмирую правое зеркало – оно перестает открываться.

Снова накрывает ночь. Казалось бы – пара километров, но едем мы их уже 3 часа. Каждый подъем на скалу приходится выкладывать камнями. Спилено несчетное количество пней. В ход идет уже третья, последняя цепь бензопилы.

Спускаемся с очередной гряды. В лесу практически темно. Время – около 12 ночи. Еще одно препятствие представляет из себя метров двести извилистой колеи. Колея больше всего похожа на пупырчатую упаковочную пленку. Только пупырышки не забавно щелкают под пальцами, а сносят все элементы подвески. Потому, что диаметр пупырышков с полметра и созданы они природой из чистейшего гранита. А чтобы было совсем не скучно, еще и присыпаны торфом, мхом  и лишайниками.

Машину нужно провести по макушкам этих камней. Перескакивая игривым трехтонным зайчиком с камушка на камушек... Останавливаемся, идем смотреть дорогу. Фактически, шли смотреть дорогу мы каждые 20-30 метров. Тут просто мы уже отчаянно надеялись на хоть какой-то конец.

Но нет, впереди лес становился реже, а камни больше. Там это было уже не скакание, а натуральный альпинизм. С бревнами и лебедками. А в довершение, дорога опять ныряла в лес. А лес – это не пляж. Принимаем совсем уж отчаянное решение – пройти участок с некрупными валунами и заночевать прямо на скале. В лес зайти нельзя – сплошная стена из изломанных деревьев и кустов. Кое как прыгаем по камням. Машины принимают на себя новые удары. Я прохожу первый, меня ведет Илюха Внуков, потом я иду проводить Наварру. Пока иду, раз пять оскальзываюсь на камнях и вхлам разбиваю себе голень. Ничего, под штанами не видно. Оглядываясь назад, я до сих пор не понимаю, как мы смогли в кромешной темноте пройти этот участок. Я его пешком еле прошел. До конца не верю в случившееся. Но, тем не менее – обе машины на относительно горизонтальной и ровной скале и надо как-то спать. Выставляем две палатки – машины забиты и спать в них невозможно. На газовой плитке кое-что готовим поесть и чай.

Фотографии специально обработаны – на самом деле стоит кромешная темнота и все освещение –  от налобных фонарей. Палатки стоят на голом камне и под ощутимым уклоном, но более подходящего участка местности просто нет. Два часа ночи. Едим. Отключаемся. Сил нет. Мысль о том, что завтра надо куда-то ехать, карикатурна и совершенно неуместна. Ночь. Мрак.

День шестой.

Просыпаемся от крика Внукова: «Нарооод! Бегом по машинам! Ща дождь начнется!»

Как ехать по голому, поросшему мхом, наклоненному в сторону озера градусов на 30, граниту, когда он еще и мокрый и похож на облитое маслом и очень твердое стекло, не знает никто. Лихорадочно забрасываем вещи в машины. По прикидкам, до пляжа – два километра, если мы верно читаем спутниковый снимок. Тут, правда, мнения расходились. Я  отчаянно верил в выезд на пляж. Пессимисты предрекали еще 6 км езды по лесу. Причем было понятно, что еще 6 таких км по лесу, да еще под дождем не выдержат ни люди, ни тем более машины. Мы просто расколотим все вхлам и дальше пойдем пешком. Если не убьемся.

Совершенно отчаянным кавалерийским наскоком мечусь по камням. На каком-то шестом чувстве подкладываю камни уже именно туда, куда надо. Немало помогает солнечный свет. Начинает капать дождь. Удваиваю усилия – организм работает уже как на энергетиках. Понимаю, что потом будет плохо, но остаться среди скал не хочу. Надо пройти хотя бы одной машиной, чтобы было на чем ехать за помощью. Натыкаюсь на остатки гати.

И тут понимаю – все. Прорвался. По гати выскакиваю на пляж. И бегу обратно, помогать идти Наварре. А она не менее вертким бесом уже выворачивает из кустов – пролетела по проложенным мной булыжникам, несмотря на разницу в клиренсе. Вот что может человек в условиях, близких к панике. И это - не красивые слова – с машинами мы уже мысленно прощались по нескольку раз на день.

Дальше – пляжная гонка и мы в Шальском. Вообще, я не особо люблю людей. Но, тут был рад до неприличия любому встречному забулдыге. Жена радостно хлопала в ладоши, смахивала скупую слезу, и вопила: «Людиииии! Я вас люблюююю!» А между тем, у нас впереди не отдых, а 650 км перегона до Беломорска.

Вообще надо отметить, что так, как мы, эти маршруты никто не проходит. Мы его восприняли, как участок дороги. Все остальные доезжают до начала камней, разгружают машины и едут просто на Бесов нос и обратно. А мы на груженых по полтонны в каждом, длиннобазных пикапах, на полупогибших подвесках и с рваными колесами прошли этот маршрут, да еще и в обратном направлении. И ушли дальше в перегон. Это, конечно не подвиг. Но повод для гордости и ниибёт.

Наш заезд на Бесов Нос - ВИДЕО

После этого даже самый говеный асфальт воспринимался нами, как дар небес.

Позволю себе дать рекомендации по комплектации автомобилей. Потому, как я по крупицам искал информацию в интернете перед поездкой. И особо ничего не нашел. Так вот, кроме традиционных грязевых колес  {можно и на АТ резине, но я не рекомендую), хайджека с приблудой для подъема машины за колесо, бензопилы с тремя запасными цепями  и обязательной {обязательной я сказал) лебедки в машине должны быть минимум два десятиметровых удлиннителя с обязательными шаклами, два запасных соска и камера под ваш размер колеса. Еще набор скоб строительных в количестве 30 штук минимум и сандтреки или их заменитель. Мы пользовали обычные доски. Значительно дешевле. 

Лихо катим по дорогам. Пролетаем Повенец с началом Беломорского канала и памятником его строителям.

По дороге – ничего особо примечательного. Обычная полуразрушенная реальность. Я бы сказал, что Россия кончилась – начался СССР. Или может быть, даже советская власть сюда не приходила.

В Медвежьегорске обедаем в гостиничном ресторанчике. Как вы понимаете, гостиница если не «Русь», то «Онега».

Ценник – все тот же, но качество ощутимо хуже. Еще характерный признак провинции – активное нежелание делать вообще что-нибудь. Пятеро голодных и небедных по местным меркам клиентов,  ну никакого энтузиазма у представителей общепита не вызывают. Накормить нас приходится чуть ли не выпрашивать. Всякого рода отговорки типа – «у нас на полчаса раньше повар ушел» или «не, у нас так рано ничего еще не работает» для  ресторана при гостинице – это нормально, типа. И деньги  наши им нафиг не нужны.

От Медвежьегорска на Беломорск идет сносное, а по местным меркам, так вообще крутое шоссе. Правда заправок становится меньше – приблизительно одна на 100 км. 400 км до Беломорска едем просто и скучно. Попутно удивляемся строительному подвигу наших заключенных – дорога или продолблена через скалу, или проложена по болоту. Ну, и масса мостиков разного калибра через массу речушек. Учитывая, в каких условиях работали «строители» и отсутствие у них средств механизации – масштаб сделанного внушает.

В Беломорске селимся в отель «Гандвик», что бы это ни значило. Отель – лучший за всю дорогу. На уровне приличной турецкой четверки. Цена за двухместный люкс – 3200 р., включен очень разнообразный завтрак типа «шведский стол». Настоятельно рекомендую.

Дама на рецепшене сообщает, из достопримечательностей в городе: пороги на реке Выг (видно из окна гостиницы),

петроглифы на реке Выг же (фиг вы их увидите – они в бетонном саркофаге, закрытом на замок)

и последний шлюз Беломорканала.

Шлюз, кстати особо не впечатляет. Конечно понимаешь, как сложно все это было построено, и сколько народа при этом полегло, но канава-канавой.

Погибшим при строительстве поставлен безымянный крест, открытый ветрам с Белого моря.

Место – очень атмосферное, простор Белого моря настраивает на некую лирику. Хочется немедленно сесть и начать малевать картину. С искушением боремся, тем более, что хочется завтракать. Утренняя побудка на скалах и все ужасы предыдущего дня воспринимаются уже скорее с бесшабашным весельем. Слегка опускают на землю оторванные пороги и помятые крылья машин. Учитывая две незапланированные стоянки и общую утомленность, посещение горы Воттоваара и Сумского посада оставляем на следующий раз – и так график порушен напрочь и хочется уже поставить лагерь и отдаться в объятия отдыха. Тем более, что заезд на озеро нам вообще непонятен. Понятно только, что будет 150 км грейдера и еще 80 км лесных дорог непонятного качества.

Так что, едем в отель, наконец-то питаемся очень приличными образцами карельской аутентичной кухни, пользуемся прелестями горячего душа и мягких кроватей. После ночевок на песке и скалах – то, что надо. И сон. Очень хочется.

День седьмой.

Беломорск – Калевала – озеро Охтанъярви.

Поутру выезжаем. До поворота на Калевалу – все еще сносная дорога…

…сменившаяся весьма убитым асфальтом с переходом на грейдер.

 

Спускаем колеса. Ощутимого счастья это не приносит. Вокруг – нескончаемые озера, болота, скалы и речушки.

До Калевалы 159 км и едем мы их 2 с половиной часа. Дорога неожиданно оживленная, наши надежды на скорое нашествие медведей по причине глухости местности развеиваются, как дым.

В самой Калевале – традиционно закрытый краеведческий музей и комплекс, повествующий нам о начале возведения предполагаемого природного парка и объясняющего назначение не слишком живописной коряги посреди поляны. Легендарная сосна не внушает вообще, тем более, что все-равно перетащена с другого места, а тут просто установлена.

Но за неимением других достопримечательностей – эти тоже пойдут. Местные смотрят на нас, как на инопланетян. Обедаем в столовой – достаточно вкусно, ценник – 200 рублей за обед из 3 блюд. Наименование заведения - "Куйтто". что нас немало забавит. Несмотря на то, что у нас впереди озеро под названием Песта.

Дальше у нас цивилизация должна закончиться. А начнется сплошное покорение Севера и ныряние в глубины неизвестного. Заправляемся в Калевале (заправка не брендовая, но приличная).

И уходим в леса. Ну как уходим – по лесу в нужном нам направлении идет лесовозный грейдер, весьма густонаселенный. Опять вздыхаем про глушь и медведей.

Через 30 км сворачиваем на более перспективную и менее населенную дорожку. Тут уже видны все следы лесозаготовок. Дорога пестрит весьма стремными мостиками и буквально завалена морошкой.

После второго сворота на еще более глухую дорожку, опять включаем полный привод. Подвеска снова начинает вздыхать по камням и выбоинам. Правда, просвет между деревьями пошире. Счастья добавляют достаточно разрушенные гати по болотам. Даже в этот весьма сухой год, на прогнивших или выбитых бревнах в гати, машины ныряют до окон. Зато процесс сбора крепких подосиновиков заключается в открывании двери и срывании подходящего экземпляра. Вообще, после Бесова носа, нам это все – легкая прогулка.

Тут уже места глухие. Связь уже километров как 20 закончилась. Раньше по этим дорогам возили лес, теперь они заброшены и понемногу приходят в негодность. Сейчас же, даже в весьма сухой год,  до берега стандартный, неподготовленный внедорожник (не кроссовер, а внедорожник типа УАЗа или Тойоты ЛК) если и доедет, то с великими приключениями.

Вообще стоянок для автомобилей на берегах озер нет. Есть два места, куда местные довозят лодки для спуска на воду или стоят машины приезжих туристов, живущих уже в домиках на озерах. Забрасывают их туда уже на лодке. Домиков по берегам – много, но и берега – бескрайние.

Несмотря на то, что перед поездкой мы пытались забронировать один из местных комплексов для туристов, состоящий из сарая с двухъярусными нарами и печкой-буржуйкой и еще одного сарая, именуемого баней, и не смогли этого сделать по причине тотальной занятости номерного фонда, пустующих домиков по берегам – полно. Хоть в бане парься, хоть живи. Мы этого делать не стали по причине врожденной брезгливости и крохотности помещений. Просили за эти хоромы, кстати, 4000 рублей в день. Размер жилой площади внутри – у меня в машине попросторнее будет. Красная цена этой недвижимости – двушник в день и то, сильно завышено.

Закрыто это все на весьма условные гвоздики. При желании – пользуйтесь. Мы не стали. Нам и в наших палатках было очень комфортно. С погодой нам сказочно повезло. На протяжении всех наших путешествований дневные температуры были плюс 25-29 градусов и на дождь не было даже намека. Как не было и великих и ужасных карельских комаров и мошки. Вообще. Даже репеллентами не пользовались.

А озеро потрясает... И огромными скальными валунами, и прозрачностью воды (чести ради, она таки с легкой моховой желтизной), и просторами, и, главное, безлюдностью. Нет НИКОГО. И тишина стоит АБСОЛЮТНАЯ. Если не шевелиться – то возникает ощущение потери слуха. Ни птичек, ни насекомых, ни рыбок, ни ветерка – полная тишина. Совершенно аномальная и необъяснимая тишина. За день, иногда по озеру проскочит моторка, или на грани видимости проплывут байдарочники. И все. Только мы и озеро.

Дальше были пять дней на знакомство.

Озеро столь огромно и настолько отличается от обычных и понятных мне водоемов, что оставило больше вопросов, чем ответов.

На совершеннейшей бескрайней глади с глубинами до 40 метров вы вполне можете разбить себе мотор об скальную гряду (что я почти и сделал), перепад: глубина с 35 на 4 метра – распространенное явление. Рыба в озере есть. Окунь вообще достал. Первый же проход вдоль гряды подарил нам щуку на 9 кг.

В дальнейшем, правда, ловили мы таки лосося, поэтому использовали все техники для поверхностной ловли. И лосось ловился. И это, я вам скажу, тоже совершенно особенное ощущение. И поклевка, и процесс вываживания и сопротивление рыбы – это вообще ни на что не похоже. Столь яростного сопротивления я вообще ни с какой другой рыбой не встречал. Вываживание напоминает скоростной телепорт взбесившегося локомотива. Реализовывалась нами только одна поклевка из пяти и именно по причине совершеннейшей отмороженности рыбы. Двухкилограммовый экземпляр лосося сопротивляется на порядок суровее девятикилограммовой щуки.

Ловили мы троллингом.

Сами соорудили себе все аксессуары. И таргу с креплениями под спиннинг, и кораблики (ох, сколько мы их настраивали и переделывали) и прищепки (на Птичке за прищепку просят 800 руб. а надо их штук 20). Даунриггеры тоже сделали, но не использовали. Нам и верховой ловли хватало. Чертежи оборудования – в студии. За готовые экземпляры продавцы драли деньги несусветные. Нам весь комплект обошелся тысяч в 5 максимум.

Все поклевки происходили на глубине около метра, плюс минус метр. Ну, разумеется, если бы мы хотели ловить щук, то ставили бы глубинные воблеры и ходили вдоль островных бровок по глубинам 7-8 метров. Но ловили мы лосося.

Все сведения о ловле сей потрясающей рыбы у нас были исключительно теоретические.

Так, как меня просили сделать этот отчет максимально лишенным моих обыкновенных эмоций, буду придерживаться фактов. Первое – распространенный миф о том, что ловить надо с 8 вечера до часу ночи. Не соответствует действительности – после 9 вечера все поклевки заканчивались.  Клевал только окунь. Самые частые поклевки лосося – с 9 до 11 дня и с 6 до 8 вечера. Причем утром сначала начинает брать на воблеры (у них заглубление на метр больше, чем у блесны), а потом на блесны. В целом, на блесны берет лучше.

 Второй миф – ловить надо только на куассамовский Профессор. В целом, скорее полумиф. Действительно, форма у наших блесен была схожая с Профессором, но ловили мы на Блюфокс. Расцветка – имеет значение. Потому что вода – исключительно прозрачная. Но и воблеры тоже работают. Причем расцветка, хорошо работающая у воблеров, у блесен работает гораздо хуже и наоборот.

Ловили мы на колеблющиеся блесны Bluefox

Lucius

 Самым мегаубийцей зарекомендовал себя цвет Р.

Воблеры лучше всего отработали Rapala X-RAP

Тут уже лучшие результаты показала расцветка RT, но и SB не сильно ей уступала. Щука на 9 килограмм, кстати, была поймана как раз на SB.

Все блесны требуют замены крючков на более тонкие и экстремально острые. Сверху необходима установка дополнительного двойника-тройника. Возможна установка вабика в метре перед блесной для усиления клева, но крайне сомнительно, что вам удастся вывести севшую на вабик особь. У нас выводились только окуни. Лосось - рыба совершенно бешеная, выпрыгивание из воды чередует с паровозными рывками по 20-30 метров фрикциона. Пасть очень твердая – пробить крючком ну очень непросто. Мы перепробовали массу возможных тактик.  И с затянутыми фрикционами и с практически распущенными, и с быстрым вываживанием и с медленным и с всевозможными комбинациями. В нашем случае, хоть как-то удавалось вытащить рыбу с максимально затянутым фрикционом и максимально быстрым вываживанием. Без остановки двигателя (только на минимальной тяге, чтобы не спутать кораблики). За это время рыба успевала сделать «всего лишь» 4-5 свечек. Свечки – яростные и блесна практически всегда вылетала именно на них. Хотя со щукой я свечек научился не допускать. Но тут вам не щук ловить. Я не претендую на правильность –  все это нами было постигнуто методом проб и ошибок.

Руководство по самостоятельному изготовлению принадлежностей для троллинга на ПВХ лодку - здесь

Ловля проходила на скорости проводки 4.5км/ч. Сказать что-либо определенное о местах проводки не смогу – глядя на точки по ЖПС-треку напрашивается вывод, что скорее рыба клевала хаотично. Поклевки случались на глубинах от 15 до 47 метров. Была некая предрасположенность к усилению поклевок в местах воображаемого соединения мысов двух противоположных островов. Но эхолот в таких местах никаких повышений рельефа не показывал. Наоборот, в местах ярко выраженных гряд, начинали совершенно отморожено клевать окунь и щучки.

Кстати, кто мне скажет точно, кого мы таки ловили. Только слово «кумжа» не произносить – попадались разные на вид экземпляры, но у местных это все кумжа. А кумжа – это по сути озерная форма форели. А у форели должны складываться перья хвостового плавника. А у этой рыбы, как положено только семге, хвост не складывался.

Еще один миф – о невероятных вкусовых отличиях дикого, пойманного лосося, от магазинного, садкового. Чушь. Рыба вкусная, но принципиальных различий вы не увидите и не почувствуете – снобизм это.

Конечно, поели мы этой рыбки от души. Икры не было, но вот всего остального...

И в виде стейков на решетке,

и в малосольном виде (вот тут точно никаких различий от магазинной),

И в виде ухи, и горячего копчения, и в комбинированных вариантах. Вкусно обалденно.

Копченые окуни, кстати, тоже вкусно. Хотя я окуня в принципе игнорирую. Пару раз брали под пивной закусон.

Но основным блюдом, конечно, была Она. Что удивляло, в основном попадались экземпляры весом около 3 килограмм. Все как под копирку.

Некоторые иногда приезжающие туристы были весьма удивлены. Говорили, по три года сюда ездим, а кроме окуней ничего не ловится. Вообще, в этой глуши, обычно, увидев других людей, к ним подъезжают и обмениваются новостями или просто треплются.

Вот с охотой мне не очень повезло. Водоплавающая птица предпочитала на воде не водоплавать. А гнусно насмехаться из ближайших болот, куда пройти можно ну при очень большом желании. Пресловутых глухарей не видно, не слышно не было. Слышно было рябчиков, но искать сбитого без собаки в условиях местного векового бурелома – так себе перспектива. Медведей не видели, слышали рассказы про следы и про медвежье *авно. Наверное, при большем желании и усердии, можно было бы и поохотиться, но у нас все время занимала борьба с лососем.

Более интересного соперника мне еще не попадалось. Пробовали подниматься, сколь это возможно на лодке, по мелким, впадающим в озеро речкам и ловить на порогах. Хариус нам не попался – клевал все тот же окунь. А идти выше по течению по тайге со спиннингом – желание не возникало.

Троллинг озерной кумжи - видео

На закуску – порция видов этого потрясающего места.

 

Последнее фото сделано в 2 часа ночи. В принципе, на берегу можно спокойно читать без фонаря. Белые ночи или близость Полярного круга - мне все равно. Но очень красиво и сказочно.

В одном месте таки была найдена связь с внешним миром в виде немного неустойчиво, но работающего Мегафона и еще более слабо, но тоже работающего МТС. В этом чудесном месте нами была установлена мемориальная доска ручной работы, повествующая об этом чудесном явлении. ЖПС координаты – в студии.

Хочу добавить, что наиболее устойчивая связь достигалась путем обнимания левой рукой сосны с табличкой и легкого свешивания вперед корпусом.

Ну и напоследок. То, зачем мы ехали, мы нашли. Вот он, искомый сейд - древнее место славянской силы.

И мы попросили миру Добра и Любви. Верим, что так оно и будет...

А нам остается только планировать наше следующее путешествие. Оно непременно будет следующим летом. Потому, что столько потрясающих впечатлений и оставшихся без ответа вопросов не приносила нам ни одна поездка.

Спасибо нашей команде, спасибо погоде, спасибо озеру и спасибо Карелии. А мы – еще вернемся...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     Смотреть на youtube.ru видео Карелия. Бесов Нос. Боль и преодоление

    Если видео не открывается на вашем мобильном устройстве - смотрим здесь

    Часть 1 и Часть 2

    Смотреть на youtube.ru видео Троллинг озерной кумжи в Карелии