8 (916)579 60 03
https://www.facebook.com/shelter.trophy2015/
URI4.RU

Охота.Ярославская или Тверская область.Почти зима.

 

     Щелк. Вот интересно – я  когда так ружье заряжаю – это уже громко или в принципе нормально и не услышат.

     Я стою на линии. Слегка морозно, на просеке земля подернута настом и высоко торчащие травинки хрустально перешептываются о чем то своем. Вероятнее всего возмущены щелчком моего затвора. Ну и ладно – я охотник молодой, но с травинками спорить все же решаюсь.

    А интересно – в этот раз у меня пули те. В прошлый потому что были не те с точки зрения одной половины стрелков , совсем не те с точки зрения другой и самое то, если спросить лося, мимо которого эти пули пролетали. Спросить что ли кого. А кого.

    Оглядываюсь по сторонам. Вполне себе красиво и безмолвно . Как и положено русскому лесу в самом начале зимы .Или в конце осени. Когда лес – как маленький ребенок , которого мама отнесла в кроватку – вроде и спать бы хочется, и время и глазки трет, но из последних маленьких сил все сбрасывает и сбрасывает с себя одеяло и вертится с боку на бок. То качнет веткой, то листья, под снежной моросью вспомнят, что им, листьям,  положено лежать на земле . И тогда сорвутся с ветки и плавно нырнут в снежные подушки. До весны. А на самом деле навсегда. Но они-то об этом не знают.

   То есть получается что – я по сути происходящего - лист. Я тоже стою, изображаю из себя куст можжевельника, и мне кажется,  что все у меня впереди. А вполне себе может быть, что жизнь то уже махнула пушистым лисьим хвостом и задорно подумала про себя – Неа, не смог.

    А нет – не махнула . По лесу разносится заливистый звон собачек. И много сразу. У меня очень давно нет охотничьей собаки. Но это не значит, что я забыл то щемящее чувство , которое вызывал во мне зимний смеющийся лай моей Дымки. Загнавшей уже белку на дерево и даже и не надеющейся, что ее непутевый паренек-хозяин как то ей эту добычу подстрелит. Ведь охотница то она. А я – просто восторженный почитатель ее таланта  . И я, с горящими от мороза щеками, лезу по сугробам и слушаю, слушаю,  слушаю этот ее перезвон . И надеюсь ,что когда-нибудь вырасту, куплю ружье ( мне почему то точно известно что это будет двустволка «Три кольца» - как у Сысой Сысоича – персонажа «Лесной газеты» Виталия Бианки, но я абсолютно не представляю, что это такое) и пойду на охоту.

    Вот и пошел на охоту. Ружье правда не три кольца,  но купил . И вот сейчас стою, вслушиваюсь в лай почуявших зверя собачек и считаю перебои сердца. Вдруг в мою сторону. Вдруг выйдет. А если выйдет , то что – стрелять? Или пропустить. Или – да что или он еще выйти должен.

    Я достаточно много ездил на загонные охоты. Настолько много, что понял  -  что-то не так. И решил изменить это самое что-то. Очень сложно было заманить окружение из моего города отъехать до места охоты хотя бы километров 200. В основном потому, что колбасу на капоте моей машины все равно где есть, а за водкой до магазина ближе. А у меня в зимнем лесу в душе стоял хруст снега под широкой охотничьей лыжей Сысой Сысоича и его хитроватые,  но очень интересные истории

    Вы знаете, среди современного охотничьего леса в основном стоит звон стопок с водкой.  Ну и бряцанье непонятно для чего принесенных ружей. А мне хотелось полета.

    Вот и улетел. За 400 километров в принципе один. Не один конечно,  но в неизвестность. И без особых надежд – я уже привык. А оказалось – жизнь еще может меня удивлять

    Вроде в мою сторону. Жаль, что у меня нет слоновьих ушей – то, как я сейчас растопырил свои все равно недостаточно. Ведь наст же ведь хрустеть же должно же. Или нет зверь же он дикий – он по лесу пройдет и ни одна веточка не дрогнет. Я вроде так читал у Фенимора Купера. Подсознание тут же услужливо рисует мне выглянувшую из кустов морду кабана . На кабане верхом сидит хитрющий индеец и, воровато оглядываясь, тащит к себе гроздь рябины. Это несоответствие меня несколько отрезвляет. Обидевшаяся галлюцинация показывает мне язык и растворяется в треске веток ( тут все говорят слово «Чапыга», но оно мне не понятно и я таки буду звать подлесок  подлеском) . Кто-то по ним бежит . И тут же по нервам хлещет выстрел. Один другой третий – во у кого-то нервы. Я после второго выстрела уже и дышать не могу. Стоп . А откуда я знаю чего могу,  а чего нет. Я ж не стрелял еще. Восемь выстрелов. Наверно все. Наверно уже все да?

    Я привык в загоне слышать один, ну максимум два выстрела . Это как правило решает судьбу охоты. И как правило это не мои выстрелы. Но я привык.

   Еще два, потом еще четыре. Да сколько ж у вас там и кого. Кабаны что ли через линию ломят. Или вдоль линии идет и все мажут. Ну, с двух десятков то не все же мажут. А если и не мажут то что? То у нас уже штук пять шесть клиентов и финансовые проблемы?

   Лай все ближе . Собаки взлаивают то с одной то с другой стороны. Этож сколько они гонят. И опять же кого. Не точно не надо на меня выгонять – я думать буду, сколько там уже подстрелили и тогда точно промажу. А пули у меня той систем или не той? А индеец почему рябину пер .

   Рассердившись на не вовремя подвернувшуюся галлюцинацию,  решаю, что охота для меня закончилась. Тем более что сбоку подходит Иван и пора разряжаться. Да и собачек вроде больше не слышно. Вдвоем с Иваном идем вдоль линии. Мы стояли самые последние – идем собирать стрелков и делить слона . Когда до следующего номера остается метров 30 в кустах взрывается новый смерч .Он несется, сопровождаемый собачьей истерикой и явно в нашу сторону.

   Заряжай обратно чего смотришь – обрывает мои душевные метания Иван. Заряжаю. Этого магического действа вполне хватает, чтобы смерч как зародился, так и сбежал по овражку с миром.

   Разряжаю, чего делать то . Идем дальше .Один номер другой . Все разводят руками и с круглыми глазами перечисляют количество выстрелов и грохот ломаемых кустов. Судя по рассказам понимаю, что дело мы имеем минимум с танковой дивизией . И хорошо если без поддержки с воздуха.

   Перемахиваем через еще не вполне замерзший ручеек и я сразу вижу бурый бок лежащего зверя . Над ним стоит Леха. Вроде не дышит . Глаза хлопают часто и невпопад . Я, как человек, уже один раз видавший битого лося, авторитетно заявляю – Вилочник. Леха вздрагивает и выдает – Там еще один. Я в этого а тот по кустам а я ж не знаю а он боком , роги здоровенные я в этого а тот бегом. И еще тринадцать сложноподчиненных предложений. Я понимаю, что дальше будет больше. Потому что Леха стоял первый из тех, кто стрелял.

    Идем дальше. Дальше стоят двое таких же слабодышащих и круглоглазых. Но эти говорят вполне четко и по делу – Лось. Агромадный , шо тещин гараж. Бежал промеж. Стреляли, промахнуться не могли. Быстрый пробег по кустам – и слышу победные крики – Есть кровь . Значит этого на добор

   Еще дальше . Дальше как то все спокойно . Под ногами вертятся прибежавшие собачки. Отработали как надо. Умницы . Выходим из леса на опушку .Вижу скопление народа и собак. Ясненько – еще один лежит. Подходим. У этого рога побольше. Серега взахлеб мечет эмоции – Я в него раз, другой – а он идет, я третий, он идет. И так восемь раз . Но уложил .Ему вторит сосед – А на меня корова. Прям в лоб . Как трамвай по рельсам. Ели отскочил . Мог бы прикладом в лоб бить.

    Ясненько. Делаю нехитрый математический подсчет. Двое уже лежат ,из третьего кровь хлещет ,как в фильме «Убить Билла» из шей поверженных якудзианцев . Или якудзиан . Короче обильно хлещет. То есть и этот тоже наш . Из этого следует, что охота для меня продлилась 38 минут и скорее всего закончилась. Без выстрелов.

    В такие моменты у меня сложное чувство. С одной стороны я приехал на охоту, накупил целый ворох разных финтифлюшек, заплатил за обслуживание и, судя по всему, готов добыть зверя. Но подернутые дымкой глаза спокойно лежащего лося селят в моей душе некие смутные сомнения. Которые может разрешить только наше с лосем свидание. А там уже будет понятно. А пока – не случилось. Наверно я даже слегка рад. Все остальное то – в полном объеме. Даже слегка ошарашивает.

   Я очень много посещал загонных охот. И только в этом охотхозяйстве меня последовательно убедили, что на такой охоте может быть добыча. А сегодня – да не просто добыча и пять выходов зверей на линию в первом же загоне. Ну что сказать – люди - профессионалы. И не жадные в принципе. Удовольствия для нас не пожалели

   Дальше все начинает закручиваться в калейдоскопе быстро бегущих событий. Все смеются, щелкают затворы фотоаппаратов, кто то уже достает фляжечки и делает первые глоточки «за сбитых». Именно эта эмоция бурлящего вокруг чисто мужского, я бы даже сказал первобытного экстаза от поверженной тобой добычи и манит меня в охоте. Совершенно неподдельный взрыв адреналина. Настолько сильный, что воздух дрожит и переливается. Или это уже виски добралось

    На сцене появляется Большой котел. Умные и бывалые готовят некое вкусное чудо, я же мигрирую по лагерю и пью расплесканное в воздухе счастье. У всех оно разное. Кто-то взахлеб в сотый раз повторяет момент выстрела. Кто-то уже подтягивает мелко нарезанное сало и хлеб и взмахивает рюмочкой, в котле булькает вкусное, в руках плещется жидкое, а в лицах. В лицах – просто им хорошо. Всем по разному, но всем очень здорово. Кому то от зимнего леса и непокорно бегущего среди льдинок ручья, кому то – от восторженных прыжков окруживших нас лаек. Кто то спорит, кто то вспоминает, кто то закусывает

  Но все счастливы.

   За этим и едем.

   Спасибо всем, кто подарил мне еще один день счастья.

Юрич